EUR / USD 1.1805 (-0.02%)|USD / JPY 109.2590 (0.35%)|USD / RUB 59.1388 (0.15%)

Последние сообщения / Gvozdenko Alexandra - Воронин. Шесть самых распространенных заблуждений о пенсионной системе.

ОАО "НПФ "Социальное развитие"
Исполнительный директор

Воронин. Шесть самых распространенных заблуждений о пенсионной системе.

08.11.2016 16:37

Предлагаю пообсуждать.

http://npf.investfunds.ru/news/65861/

Шесть самых распространенных заблуждений о пенсионной системе.

Пенсионная тема очень специфическая, и чтобы в ней профессионально разбираться, нужны специальные познания на стыке права и экономики.
К сожалению, даже эксперты, которые обращаются к пенсионной теме от случая к случаю, находятся в плену большого числа обывательских мифов. Мифологизация сути проблем развития пенсионного обеспечения приводит к неверным выводам о способах их преодоления. Попытаемся разобраться в этих мифах.

Миф первый

Основная причина нехватки средств для выплаты пенсий - это демографическая ситуация.

Почему это не совсем так? Во-первых, существующий дефицит российской пенсионной системы принципиально отличается от дефицита развитых пенсионных систем ведущих европейских стран. Наш дефицит во многом рукотворный. Только с 2005 по 2012 год тариф страховых взносов в Пенсионный фонд России (ПФР) был снижен в совокупности на 12 процентов! До 2005 года бюджет ПФР не имел дефицита и не нуждался в трансфертах. Причина проста. Часть тарифа направили на финансирование накопительной пенсии, а часть стала льготой для бизнеса. При этом надежды на то, что снижение тарифа обернется сокращением теневой занятости, не сбылись.

Во-вторых, в нашей стране существуют так называемые досрочные пенсии, которые связаны не с состоянием здоровья человека, а являются наследием социальной политики советского государства, когда низкая зарплата и непрестижный труд компенсировались возможностью выйти на пенсию пораньше. А это почти 30 процентов пенсионеров!

В-третьих, в какой еще стране вы найдете почти 20 миллионов человек (из 69 миллионов занятых), работающих на "теневом" рынке труда и не участвующих ни одной копейкой в формировании бюджета ПФР, но впоследствии имеющих право получить социальную пенсию? А это ни много ни мало почти 3,8 триллиона потенциальных рублей.

В-четвертых, состояние рынка труда таково, что главной экономической причиной нехватки средств является низкая заработная плата у большинства работников. Вот здесь прямая зависимость: чем меньше медианная зарплата, тем больше нам нужно работников для того, чтобы обеспечивать обязательства для выплаты пенсий. Кроме того, деформированная структура занятости, когда основной контингент сосредоточен в двух секторах - бюджетный и "теневой", также играет свою роль. Это искажает структуру фонда оплаты труда (ФОТ).

Миф второй

Преодолеть дефицит пенсионной системы можно за счет увеличения пенсионного возраста. В этом случае инициаторам видится простая и на первый взгляд очевидная связь: за счет сокращения числа пенсионеров произойдет сокращение числа получателей пенсии, а значит, и расходов Пенсионного фонда.

Почему этого не случится?

Во-первых, увеличение пенсионного возраста потребует наличия вакантных рабочих мест в количестве не меньшем, чем число лиц, задерживаемых на рынке труда. В условиях экономического кризиса или длительной стагнации обеспечить это невозможно! Следовательно, это приведет к постепенному росту безработицы и расходам того же федерального бюджета, но уже по другим статьям (пособия по безработице, рост социальных пособий малоимущим и прочие).

Во-вторых, откладывание (как нормативное, так и добровольное) момента выхода на пенсию неизбежно приводит к увеличению периода зарабатывания пенсионных прав, а следовательно, к увеличению объема пенсионных обязательств государства и пенсионного фонда перед этими людьми. При этом из-за демографической ямы уже началась тенденция сокращения числа работающих (примерно на один миллион в год), и она продолжится в ближайшие годы. Таким образом, повышенные обязательства придется "тянуть на себе" малому числу работников, а значит, денег в долгосрочной перспективе у пенсионной системы будет все меньше и меньше. Здесь также нужно иметь в виду, что количество рабочих мест в крупном бизнесе ежегодно сокращается примерно на 100 тысяч в год, сокращается бюджетный сектор, новые рабочие места в условиях рецессии практически не создаются. Так что даже при физическом уменьшении людей трудоспособного возраста, рабочих мест для пожилых людей все равно будет не хватать. Именно поэтому инструмент пенсионного возраста не рассматривается специалистами в качестве стратегического средства устранения дефицита пенсионной системы в долгосрочной перспективе. Повышение пенсионного возраста может дать только временный, сугубо тактический эффект.

В-третьих, сейчас многие граждане, реально страдающие серьезными заболеваниями, не обращаются за оформлением инвалидности. Повышение пенсионного возраста спровоцирует рост инвалидности и расходов выплаты пенсий по этой причине.

И еще. Условия назначения пенсии должны быть реалистичными. Если работник будет знать, что по общему правилу он, скорее всего, не доживет до пенсионного возраста либо проживет на пенсии очень незначительный период времени (меньший, чем оплачен внесенными за него взносами), то он неизбежно поставит перед обществом вопрос: а зачем ему участвовать в таком бессмысленном страховании?

Миф третий

Страховые взносы в Российской Федерации выше, чем в других странах.

В нашей стране почти 20 миллионов человек работают на "тени" и не участвуют в формировании бюджета ПФР.

Почему это заблуждение? Потому что в других странах страховые платежи распределены между работодателем и работником. И при некорректной трактовке во внимание принимается только вклад работодателя. А на самом деле в Германии общий тариф составляет 38,86 процента (на работодателя приходится 19,61 процента, на работника - 19,25 процента), во Франции - 42,48 процента (соответственно 32,68 процента и 9,8 процента), в Италии - 39,36 процента (30,17 процента и 9,19 процента).

Почему в России платит только работодатель? Хотим напомнить, что до 2000 года один процент из зарплаты работников направлялся в пенсионную систему (эта практика существовала с советских времен), а подоходный налог был прогрессивным. Но в 2000 году НДФЛ стал одинаковым для всех - 13 процентов, а этот один процент, по инициативе минфина, "влился" в него и стал растворяться в бюджете.

Миф четвертый

За "тучные" годы мы набрали слишком большие обязательства в пенсионном обеспечении. Расходы на пенсионное обеспечение будут только увеличиваться.

Во-первых, социальные обязательства набрали отнюдь не в период, когда были высокие цены на нефть, а во времена СССР. В 90-е годы пенсионные права только обесценивали, а не наращивали. Рост расходов на пенсии в ВВП был связан исключительно с ростом заработной платы, от которой делались страховые отчисления в ПФР, а не с повышением размеров пенсий. Формально повышение дала валоризация 2010 года, это правда, но ее провели, потому что люди уже больше не могли терпеть те размеры пенсий, которые им тогда платили. И не могли на них жить. И президент Владимир Путин это понял и дал указание провести повышение пенсий.

Во-вторых, согласно бюджетным проектировкам стоимость пенсионной системы для бюджета будет снижаться. Компенсации из бюджета страховой системе в 2017 году составят 31 процент, а в 2019 году - 29 процентов. Уменьшится на 0,1 процента и соотношение выплат страховых пенсий к ВВП.

Миф пятый

Вся сумма трансферта из федерального бюджета в пенсионный фонд связана с тем, что его доходы ниже, чем расходы.

На самом деле половина этого трансферта - деньги на выплату пенсий военнослужащим, бывшим работникам МВД, ФСБ, прокуратуры и других силовых ведомств, которые не участвовали в системе обязательного социального, в том числе пенсионного, страхования. Кроме того, государство перечисляет ПФР деньги на материнский капитал и другие нестраховые выплаты и компенсации, являющиеся элементами госгарантий для слабозащищенных категорий населения. И тут фонд выполняет чисто агентскую функцию.

Миф шестой

Всех спасет переход от страховой системы, распределительной, к наполнительной, и именно она позволит обеспечить коэффициент замещения минимум 40 процентов.

А теперь давайте попробуем произвести простые арифметические расчеты. Если человек получает зарплату на уровне прожиточного минимума, скажем, десять тысяч рублей в месяц, то ему трудно будет что-то откладывать на пенсию с таких сумм - это раз. И его пенсия в 40 процентов от этой суммы будет в итоге в 2,5 раза ниже прожиточного минимума - четыре тысячи рублей - это два. И государству в любом случае придется делать доплаты к таким пенсиям, чтобы люди не умирали с голоду. Нигде в мире нет накопительной пенсии в чистом виде. Распределительная система позволяет выравнивать доходы пенсионеров и перераспределять ресурсы от богатых к бедным.

В заключение следует еще раз сказать, что верно поставленный диагноз - это залог успешного лечения болезни. И это в полной мере касается проблем пенсионного обеспечения. Главная ее беда - это нехватка "питания" из-за теневой занятости, низких заработных плат и избыточный "расход калорий" по досрочным пенсиям. А стратегически срочно надо решать проблемы экономического роста и роста производительности труда. Без них не удастся воплотить ни одной даже самой фантазийной идеи об оздоровлении пенсионной системы.

Юрий Воронин (руководитель Центра международного сотрудничества в сфере труда и социального обеспечения МГЮА) , Александр Сафонов (проректор Академии труда и социальных отношений)

Поделиться:
Подписаться на Twitter:
Follow Investfundsru on Twitter

Получать уведомления о новых комментариях в данной ветке раз в день моментально

К блогу автора

Комментарии

ТоварищА (09.11.2016 11:38)

#1

Все вода, кроме этого: "А стратегически срочно надо решать проблемы экономического роста и роста производительности труда.". То есть, мусье Воронин еще раз подтвердил, что пенсионерам достанется только та часть ВВП, которую общество готово на них потратить. Будет готово дать коэффициент замещения 60%, значит и через распределительную, и через накопительную, и через смешанную системы даст. Будет готово 25%, даст 25%. Если в накопительной системе будет накоплено больше прав, чем общество готово отдать, значит через инфляцию, девальвацию и воровство эти права будут уменьшены. Следовательно, существование накопительной системы оправдано, если она обеспечивает задачу роста экономики и производительности труда. В РФ к сожалению это пока не так из-за общего бизнес-климата. Никто не хочет серьезно вкладываться в рост и производительность, пока существует реальный риск отжима бизнеса. И в пенсионной системе происходит то же самое, бенефициары не затем собирали пенсионные активы, чтобы отдать их не заработав. Поэтому НПФы не способствуют ни развитию фондового рынка, ни росту экономики, ни благосостоянию будущих пенсионеров.

Ходите на выборы, может быть когда-нибудь это позволит что-то изменить. (Великолепный пассаж: "Путин это понял и дал указание провести повышение пенсий.")

Удивительная статья, удивительная. Много странных утверждений, нечёткой логики и спорных цифр. Например, заявление, что в списки досрочно выходящих на пенсию – если только условия труда не приносили прямого вреда здоровью – попали исключительно непрестижные и малооплачиваемые специальности. Вот попробуйте поставить рядом слова «непрестижный» и «диктор телевидения», например. Или «непрестижный», «малооплачиваемый», «врач» и «идеология советского государства».

Ну да ладно, это вещи субъективные, но о них говорится в контексте причин нехватки средств для выплаты пенсий. Видимо, отсюда нужно сделать вывод, что всем непрестижным следует продолжать работать до наступления общеустановленного пенсионного возраста и платить взносы – ну, мне так кажется. Хорошо, принято. Далее у авторов читаем: «увеличение пенсионного возраста потребует наличия вакантных рабочих мест в количестве не меньшем, чем число лиц, задерживаемых на рынке труда. В условиях экономического кризиса или длительной стагнации обеспечить это невозможно!». Господа, вы же вроде бы только что говорили, что у нас слишком много получателей пенсий, и тут же заявляете, что оставлять людей на работе нельзя, потому что не хватает вакансий? Что же делать-то? Дальше – веселее: «из-за демографической ямы уже началась тенденция сокращения числа работающих (примерно на один миллион в год), и она продолжится в ближайшие годы. Таким образом, повышенные обязательства придется "тянуть на себе" малому числу работников». Теперь работников слишком мало. В итоге чего всё-таки больше: работников или рабочих мест – авторы так решить и не смогли, а потому вывод сделали печальный: «даже при физическом уменьшении людей трудоспособного возраста, рабочих мест для пожилых людей все равно будет не хватать». Коллапс, боль, тлен и физическое уменьшение людей.

К слову, по состоянию на сегодняшний день в России существует 1,4 млн. официальных вакансий – это те, заявки на которые поданы в органы занятости.

Интересная логика присутствует и здесь: «состояние рынка труда таково, что главной экономической причиной нехватки средств является низкая заработная плата у большинства работников. Вот здесь прямая зависимость: чем меньше медианная зарплата, тем больше нам нужно работников для того, чтобы обеспечивать обязательства для выплаты пенсий». То есть при повышении заработной платы (для решения проблемы нехватки средств, к примеру) параллельное повышение пенсий авторами не предусматривается, я правильно понимаю? Или это следует читать как «пенсии подняли настолько, что работники уже не в состоянии их обеспечивать»? То есть из этого абзаца следует, что у пенсий сейчас завышенный коэффициент замещения?

Не обошли вниманием авторы и морально-этические вопросы: «сейчас многие граждане, реально страдающие серьезными заболеваниями, не обращаются за оформлением инвалидности. Повышение пенсионного возраста спровоцирует рост инвалидности и расходов выплаты пенсий по этой причине». Видимо, имелся в виду всё же не рост инвалидности, а рост официальных статистических показателей инвалидности. Не буди лихо, пока оно тихо, как говорится. Меньше знаешь – меньше платишь.

Ещё один момент, который можно отнести к разряду морально-этических: «Если работник будет знать, что по общему правилу он, скорее всего, не доживет до пенсионного возраста либо проживет на пенсии очень незначительный период времени (меньший, чем оплачен внесенными за него взносами), то он неизбежно поставит перед обществом вопрос: а зачем ему участвовать в таком бессмысленном страховании?» Мы тут в России, и мужчины, и женщины, живём в одних городах, дышим одним воздухом и ходим в одни и те же поликлиники, где единственным серьёзным различием между нами выступает различие между гинекологом и проктологом. Тем не менее, ожидаемая продолжительность жизни женщин почти на 12 лет выше. Женщины во всём мире живут дольше, но в подавляющем большинстве стран разница не превышает пяти лет. А у нас – больше 11. Думаю, все прекрасно понимают, почему. Так вот, может, хватит пить-курить-колоться-нарушать ПДД? Потому что если человек сознательно подвергает своё здоровье риску, несмотря на многочисленные предупреждения, понимая, что сокращает себе жизнь, следует ли обращать внимание на всякие вопросы, которые он ставит перед обществом? Если он решает, что ему нет необходимости платить взносы, поскольку он «всё равно не доживёт», может, обязать его, пока жив и работает, официально отказываться и от будущей государственной пенсии? Ему-то всё равно – он не доживёт, - а ПФР будет удобнее верстать бюджет. Польза налицо.

К слову: в США средняя ожидаемая продолжительность жизни сейчас – 78,7 года, у женщин – 81,3 года. Возраст выхода на пенсию со следующего года – 67 лет. Продолжительность жизни на пенсии женщин - 14,3 года. В России у женщин она же превышает 21 год. Хотя бы для женщин страхование здесь имеет смысл, что радует.

Теперь самое интересное: цифры. У авторов читаем: «в какой еще стране вы найдете почти 20 миллионов человек (из 69 миллионов занятых), работающих на "теневом" рынке труда и не участвующих ни одной копейкой в формировании бюджета ПФР, но впоследствии имеющих право получить социальную пенсию?» Вот тут, без сарказма, мне просто хотелось бы взглянуть на источники или расчёты, стоящие за этими цифрами. На них часто ссылаются, но откуда они взялись? Если это «20 миллионов из 69 миллионов занятых», то они по определению учтены статистикой как официально занятые, и, следовательно, участвуют «копейкой» в формировании бюджета ПФР. Может, имеются в виду неработающие (и неучтённые) граждане трудоспособного возраста? По состоянию на сегодняшний день (октябрь 2016) занятыми у нас числятся 73,1 млн. человек, ищущими работу – 4 млн. При этом в трудоспособном возрасте находятся 84,2 млн. Имеем 7,1 млн. человек, которые неизвестно чем занимаются. Плохо, да, но не так, как 20 млн. К тому же часть из них может быть нетрудоспособна по состоянию здоровья. Может, это те самые инвалиды, не заявившие о своей инвалидности.

Дальше у авторов приводятся пугающие показатели величины страховых взносов в разных странах: «на самом деле в Германии общий тариф составляет 38,86 процента (на работодателя приходится 19,61 процента, на работника - 19,25 процента), во Франции - 42,48 процента (соответственно 32,68 процента и 9,8 процента), в Италии - 39,36 процента (30,17 процента и 9,19 процента)». Бедные немцы – пятую часть зарплаты на пенсии отдавать, вы только представьте! На самом деле, всё не так плохо. По информации, найденной мною во вполне благонадёжных с виду источниках в Интернете ( http://www.cleiss.fr/docs/regimes/regime_france/an_a2.html , https://www.gtai.de/GTAI/Navigation/EN/Invest/Investment-guide/Employees-and-social-security/the-german-social-security-system.html , https://www.ssa.gov/policy/docs/progdesc/ssptw/2010-2011/americas/united_states.html , https://www.justlanded.com/english/Italy/Italy-Guide/Jobs/Social-Security ), во Франции тариф по состоянию на 1 января 2016 года составлял 15.45% (8,55% работодатель и 6,9% работник) до предельной величины страхуемого заработка (€ 38,616), и 2,15% (1,85% работодатель и 0,35% работник) сверх неё. В Германии тариф составляет 18,7% (работодатель и работник платят по 9,35%) до предельной величины страхуемого заработка. В 2012 году он был выше и составлял 19,6% - вот он, похожий показатель, - но это не значит, что каждый из участников системы платил по 19,6%. Вместе, в сумме работодатель и работник платили 19,6%. В США – 12,4% (6,2% - работодатель, 6,2% - работник). И только про Италию отчасти правда, там ставка побольше российской – 33%, из них 23,81% платит работодатель, 9,19% - работник. Но это общая ставка социальных взносов, куда входят не только пенсионные взносы, но и страховка на случай безработицы, болезни, несчастного случая на работе, инвалидности, пособие по беременности и родам, пенсии супругам умерших пенсионеров (как в США)и «по потере кормильца». То есть это ПФР+ФСС. Какая часть из этих средств идёт непосредственно на пенсии, я без знания итальянского выяснить затрудняюсь, в этом признаюсь честно.

Порадовал взгляд авторов на недавнее прошлое и их видение «тучных лет»: «В 90-е годы пенсионные права только обесценивали, а не наращивали. Рост расходов на пенсии в ВВП был связан исключительно с ростом заработной платы, от которой делались страховые отчисления в ПФР, а не с повышением размеров пенсий. Формально повышение дала валоризация 2010 года, это правда, но ее провели, потому что люди уже больше не могли терпеть те размеры пенсий, которые им тогда платили. И не могли на них жить. И президент Владимир Путин это понял и дал указание провести повышение пенсий». Авторы искренне полагают, что 90-е – это и есть «тучные годы»? Поищу дома сохранённые на память талоны на сахар, муку и яйца, поностальгирую о тучных годах. Зачем здесь вообще упоминаются 90-е? Сколько-нибудь заметный рост заработной платы начался только с 2000 года – см. любые статданные, если память подводит. Тогда же начались и «тучные годы». А по сути вопроса авторы пишут, фактически, следующее: «Пенсии повысили, это да, но мы не считаем это увеличением обязательств». Тут только руками развести.

Ну и вишенка на торте – утверждение авторов о существовании «мифа» о том, что «Всех спасет переход от страховой системы, распределительной, к наполнительной, и именно она позволит обеспечить коэффициент замещения минимум 40 процентов». Пусть кто-нибудь объяснит авторам, что переходить от распределительной системы к чисто «наполнительной» никто никогда никого не призывал. И никто, нигде и никогда не утверждал, что использование одной только «наполнительной» системы в чистом виде обеспечит коэффициент замещения 40%. Если они считают, что утверждал, пусть приведут ссылки, цитаты, имена. Мы вместе освистаем этих недотёп.

Victor Ch (08.12.2016 16:52)

#3

Предлагаю пообсуждать: если не ошибаюсь НПФ "Соц.развитие" продали. Грядут перемены ,в том числе кадровые?

ильин (31.01.2017 23:23)

#4

Александра, доброй ночи.
Вроде бы встречал на просторах hh объявление вашего фонда по поиску сотрудника в первопрестольной. Оно еще актуально!?

или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии



Регистрация
Напомнить пароль